Кортикостероиды (список препаратов): показания, формы

Кортикостероидов схема лечения при бесплодии

Сайт предоставляет справочную информацию исключительно для ознакомления. Диагностику и лечение заболеваний нужно проходить под наблюдением специалиста. У всех препаратов имеются противопоказания. Консультация специалиста обязательна!

Кортикостероиды

– общее название

гормонов

коры надпочечников, к которым относятся глюкокортикоиды и минералокортикоиды. Основными глюкокортикоидами, образующимися в корковом слое надпочечника человека, являются кортизон и гидрокортизон, а минералокортикоид – альдостерон.

Кортикостероиды выполняют много очень важных функций в организме.

Глюкокортикоиды относятся к стероидам, обладающим противовоспалительным действием, они участвуют в регуляции обмена углеводов, жиров и белков, контролируют половое созревание, функцию почек, реакцию организма на стресс, способствуют нормальному течению беременности. Инактивируются кортикостероиды в печени и выводятся с мочой.

Альдостерон регулирует обмен натрия и калия. Таким образом, под влиянием минералокортикоидов в организме задерживается Na и увеличивается выведение из организма ионов К .

Практическое применение в медицинской практике нашли синтетические кортикостероиды, обладающие теми же свойствами, что и природные. Они способны на время подавлять воспалительный процесс, но на инфекционное начало, на возбудителей заболевания они действия не оказывают. После прекращения действия кортикостероидного препарата инфекция возобновляется.

Кортикостероиды вызывают в организме напряжение и стресс, а это приводит к снижению иммунитета, так как иммунитет обеспечивается на достаточном уровне только в расслабленном состоянии. Учитывая вышесказанное, можно сказать, что применение кортикостероидов способствует затяжному течению заболевания, блокирует процесс регенерации.

Кроме того, синтетические кортикостероиды подавляют функцию природных гормонов кортикостероидов, что влечет за собой нарушение функции надпочечников в целом. Кортикостероиды оказывают влияние на работу и других желез внутренней секреции, нарушается гормональный баланс организма.

Кортикостероидные препараты, устраняя воспаление, оказывают и обезболивающее действие. К синтетическим кортикостероидным препаратам относятся Дексаметазон, Преднизолон, Синалар, Триамцинолон и другие. Эти препараты обладают более высокой активностью и вызывают меньше побочных явлений, чем природные.

  • Преднизолон;
  • Целестон;
  • Триамцинолон;
  • Кенакорт;
  • Кортинефф;
  • Полькортолон;
  • Кеналог;
  • Метипред;
  • Берликорт;
  • Флоринеф;
  • Медрол;
  • Лемод;
  • Декадрон;
  • Урбазон и др.
  • Преднизолон (мазь);
  • Гидрокортизон (мазь);
  • Локоид (мазь);
  • Кортейд (мазь);
  • Афлодерм (крем);
  • Латикорт (крем);
  • Дермовейт (крем);
  • Фторокорт (мазь);
  • Лоринден (мазь, лосьон);
  • Синафлан (мазь);
  • Флуцинар (мазь, гель);
  • Клобетазол (мазь) и др.

Топические кортикостероиды подразделяются на более и менее активные.
Слабоактивные средства: Преднизолон, Гидрокортизон, Кортейд, Локоид;
Умеренно активные: Афлодерм, Латикорт, Дермовейт, Фторокорт, Лоринден;
Высокоактивные: Акридерм, Адвантан, Кутерид, Апулеин, Кутивейт, Синафлан, Синалар, Синодерм, Флуцинар.
Очень высокоактивные: Клобетазол.

  • Ревматизм;
  • ревматоидный и другие виды артритов;
  • коллагенозы, аутоиммунные заболевания (склеродермия, системная красная волчанка, узелковый периартериит, дерматомиозит);
  • болезни крови (миелобластный и лимфобластный лейкозы);
  • некоторые виды злокачественных новообразований;
  • кожные заболевания (нейродермит, псориаз, экзема, себорейный дерматит, красная дискоидная волчанка, атопический дерматит, эритродермия, красный плоский лишай);
  • бронхиальная астма;
  • аллергические заболевания;
  • пневмонии и бронхиты, фиброзирующие альвеолиты;
  • гломерулонефрит;
  • язвенный колит и болезнь Крона;
  • острый панкреатит;
  • гемолитическая анемия;
  • вирусные заболевания (инфекционный мононуклеоз, вирусный гепатит и другие);
  • наружный отит (острый и хронический);
  • лечение и профилактика шока;
  • в офтальмологии (при неинфекционных заболеваниях: ирит, кератит, иридоциклит, склерит, увеит);
  • неврологические заболевания (рассеянный склероз, острая травма спинного мозга, неврит зрительного нерва;
  • при трансплантации органов (для подавления отторжения).
  • Болезнь Аддисона (хроническая недостаточность гормонов коры надпочечников);
  • миастения (аутоиммунное заболевание, проявляющееся мышечной слабостью);
  • нарушения минерального обмена;
  • адинамия и мышечная слабость.
  • повышенная чувствительность к препарату;
  • тяжелые инфекции (кроме туберкулезного менингита и септического шока);
  • ветряная оспа;
  • иммунизация живой вакциной.

С осторожностью следует применять глюкокортикостероиды при сахарном диабете, гипотиреозе, язвенной болезни желудка и 12-перстной кишки, язвенном колите, повышенном артериальном давлении, циррозе печени, сердечно-сосудистой недостаточности в стадии декомпенсации, повышенном тромбообразовании, туберкулезе, катаракте и глаукоме, психических заболеваниях.

Противопоказания для назначения минералокортикоидов:

  • повышенное кровяное давление;
  • сахарный диабет;
  • пониженный уровень калия в крови;
  • глаукома;
  • почечно-печеночная недостаточность.

Кортикостероиды могут вызывать самые разнообразные побочные эффекты. При использовании слабоактивных или умеренно активных средств побочные реакции менее выражены и возникают редко. Высокие дозы препаратов и использование высокоактивных кортикостероидов, длительное их применение могут вызвать такие побочные эффекты:

  • появление отеков в связи с задержкой натрия и воды в организме;
  • повышение кровяного давления;
  • повышение уровня сахара в крови (возможно даже развитие стероидного сахарного диабета);
  • остеопороз в связи с усиленным выделением кальция;
  • асептический некроз костной ткани;
  • обострение или возникновение язвенной болезни желудка; желудочно-кишечные кровотечения;
  • повышенное тромбообразование;
  • увеличение массы тела;
  • возникновение бактериальных и грибковых инфекций в связи со снижением иммунитета (вторичный иммунодефицит);
  • нарушение менструального цикла;
  • неврологические расстройства;
  • развитие глаукомы и катаракты;
  • атрофия кожи;
  • повышенное потоотделение;
  • появление угревой сыпи;
  • подавление процесса регенерации тканей (медленное заживление ран);
  • избыточный рост волос на лице;
  • угнетение функции надпочечников;
  • нестабильность настроения, депрессии.

Длительные курсы кортикостероидов могут привести к изменению внешнего вида пациента (синдром Иценко-Кушинга):

  • избыточное отложение жира в отдельных участках туловища: на лице (так называемое «лунообразное лицо»), на шее («бычья шея»), груди, на животе;
  • мышцы конечностей атрофированы;
  • кровоподтеки на коже и стрии (полосы растяжения) на животе.

При этом синдроме отмечается также задержка роста, нарушения образования половых гормонов (нарушения менструаций и мужской тип роста волос у женщин, и признаки феминизации у мужчин).

Для снижения риска развития побочных реакций важно своевременно реагировать на их появление, проводить коррекцию доз (применение малых доз по возможности), контролировать массу тела и калорийность потребляемых продуктов, ограничить употребление поваренной соли и жидкости.

Глюкокортикостероиды могут применяться системно (в виде таблеток и инъекций), локально (внутрисуставное, ректальное введение), местно (мази, капли, аэрозоли, кремы).

Режим дозирования назначает врач. Таблетированный препарат следует принимать с 6 часов утра (первая доза) и не позже 14 часов последующие. Такие условия приема необходимы для приближения к физиологическому поступлению глюкокортикоидов в кровь при выработке их корой надпочечников.

В некоторых случаях, при больших дозах и в зависимости от характера заболевания, доза распределяется врачом на равномерное поступление в течение суток за 3-4 приема.

Таблетки следует принимать во время еды или сразу после приема пищи, запивая небольшим количеством воды.

Выделяют такие разновидности терапии кортикостероидами:

  • интенсивная;
  • лимитирующая;
  • альтернирующая;
  • интермиттирующая;
  • пульс-терапия.

При интенсивной терапии (в случае острой, угрожающей жизни патологии) препараты вводят внутривенно и по достижению эффекта отменяют одномоментно.

Лимитирующую терапию применяют при длительных, хронических процессах – применяются, как правило, таблетированные формы в течение нескольких месяцев или даже лет.

Для снижения угнетающего действия на функцию желез внутренней секреции применяются схемы прерывистого приема препаратов:

  • альтернирующая терапия – применяют глюкокортикоиды с короткой и средней длительностью действия (Преднизолон, Метилпреднизолон) однократно с 6 до 8 часов утра каждые 48 часов;
  • интермиттирующая терапия – короткие, 3-4- дневные курсы приема препарата с 4-дневными перерывами между ними;
  • пульс-терапия – быстрое внутривенное введение большой дозы (не менее 1 г) препарата для оказания неотложной помощи. Препаратом выбора для такого лечения является Метилпреднизолон (он более доступен для введения в пораженные участки и дает меньше побочных эффектов).

Суточные дозы препаратов (в пересчете на Преднизолон):

  • Низкие – меньше 7,5 мг;
  • Средние – 7,5 -30 мг;
  • Высокие – 30-100 мг;
  • Очень высокие – выше 100 мг;
  • Пульс-терапия – выше 250 мг.

Лечение кортикостероидами должно сопровождаться назначением препаратов кальция, витамина D для профилактики остеопороза. Диета пациента должна быть богата белками, кальцием и включать ограниченное количество углеводов и поваренной соли (до 5 г в сутки), жидкости (до 1.5 л в сутки).

Для профилактики нежелательного воздействия кортикостероидов на желудочно-кишечный тракт перед приемом таблеток можно рекомендовать употребление Алмагеля, киселей. Рекомендуется исключить курение, злоупотребление алкогольными напитками; умеренные занятия физическими упражнениями.

Системные глюкокортикоиды назначаются детям исключительно по абсолютным показаниям. При синдроме бронхообструкции, угрожающем жизни ребенка, применяется внутривенное введение преднизолона в дозе 2-4 мг на 1 кг массы тела ребенка (в зависимости от тяжести течения заболевания), и доза при отсутствии эффекта увеличивается на 20-50% каждые 2-4 часа до получения эффекта. После этого препарат отменяется сразу, без постепенного снижения дозировки.

Детей с гормональной зависимостью (при бронхиальной астме, например) после внутривенного введения препарата постепенно переводят на поддерживающую дозу преднизолона. При частых рецидивах астмы применяют Бекламетазона дипропионат в виде ингаляций – доза подбирается индивидуально. После получения эффекта доза снижается постепенно до поддерживающей (подобранной индивидуально).

Топические глюкокортикоиды (кремы, мази, лосьоны) применяются в детской практике, но дети имеют более высокую предрасположенность к системному действию препаратов, чем взрослые пациенты (задержка развития и роста, синдром Иценко-Кушинга, угнетение функции желез внутренней секреции). Это связано с тем, что у детей отношение площади поверхности тела к массе тела больше, чем у взрослых.

По этой причине применять топические глюкокортикоиды у детей необходимо только на ограниченных участках и коротким курсом. Особенно это касается новорожденных. Для детей первого года жизни можно применять только мази, содержащие не более 1% гидрокортизона или препарат четвертого поколения – Предникарбат (Дерматол), а в возрасте до 5 лет – Гидрокортизона 17-бутират или мази с препаратами средней силы.

Для лечения детей старше 2 лет может использоваться по назначению врача Мометазон (мазь, имеет пролонгированное действие, наносится 1 р. в сутки).

Существуют и другие препараты для лечения атопического дерматита у детей, с менее выраженным системным действием, например, Адвантан. Он может применяться до 4 недель, но его применение ограничено из-за возможности появления местных побочных реакций (сухость и истончение кожи). В любом случае выбор препарата для лечения ребенка остается за врачом.

Применение глюкокортикоидов, даже кратковременное, может «запрограммировать» на десятилетия вперед работу многих органов и систем у будущего ребенка (контроль кровяного давления, обменные процессы, формирование поведения). Синтетический гормон имитирует сигнал стресса для плода со стороны матери и тем самым заставляет плод форсировать использование резервов.

Это отрицательное влияние глюкокортикоидов усиливается в результате того, что современные препараты длительного действия (Метипред, Дексаметазон) не дезактивируются ферментами плаценты и оказывают длительное действие на плод. Глюкокортикоиды, подавляя систему иммунитета, способствуют снижению сопротивляемости беременной женщины к бактериальным и вирусным инфекциям, которые также могут отрицательно воздействовать на плод.

Глюкокортикоидные препараты могут назначаться беременной только в том случае, когда результат их применения превышает в значительной степени риск возможных отрицательных последствий для плода.

Такими показаниями могут быть:
1. Угроза преждевременных родов (короткий курс гормонов улучшает готовность недоношенного плода к рождению); применение сурфактанта для ребенка после рождения позволило свести до минимума применение гормонов при этом показании.
2. Ревматизм и аутоиммунные заболевания в активной фазе.
3. Наследственная (внутриутробная) гиперплазия у плода коркового слоя надпочечников – трудно диагностируемое заболевание.

Ранее существовала практика назначения глюкокортикоидов для сохранения беременности. Но убедительных данных о эффективности такой методики не получено, поэтому в настоящее время она не применяется.

В акушерской практике чаще применяются Метипред, Преднизолон и Дексаметазон. Через плаценту они проникают по-разному: Преднизолон разрушается ферментами в плаценте в большей степени, а Дексаметазон и Метипред – всего лишь на 50%. Поэтому, если гормональные препараты используются для лечения беременной – предпочтительнее назначать Преднизолон, а если для лечения плода – Дексаметазон или Метипред. В связи с этим Преднизолон и побочные реакции у плода вызывает реже.

В грудное молоко глюкокортикоиды в малых дозах проникают плохо и не представляют для ребенка опасности.

Препараты в более высоких дозах и длительный курс лечения кормящей матери гормонами могут стать причиной задержки роста ребенка и угнетения у него функции желез внутренней секреции (гипофиза, гипоталамуса, надпочечников).

Для купирования приступа доза подбирается индивидуально. В США назначают Метилпреднизолон внутривенно по 40-60 мг через каждые 6 часов. В Великобритании применяют Преднизолон внутрь 30-40 мг 1 р. в сутки. Высокие дозы не более эффективны, чем обычные, а внутренний прием не менее эффективен, чем внутривенное введение.

Действие глюкокортикоидов наступает через 6 часов после приема. При быстром снижении дозы препарата может возобновиться приступ. Оптимальным вариантом является снижение дозы в 2 р. каждые 3-5 дней после купирования приступа.

При необходимости длительного применения глюкокортикоидов лучше использовать альтернативную схему лечения – принимать их через день. Это снизит риск развития побочных эффектов, что особенно важно при лечении детей, т.к. гормоны могут вызвать задержку роста. Глюкокортикоиды длительного действия не следует использовать для лечения бронхиальной астмы, так как они угнетают функцию гипофиз-надпочечниковой системы.

Для лечения бронхиальной астмы широко используются ингаляционные глюкокортикоиды. Они дают максимальный местный эффект и наименьшее число осложнений за счет минимального всасывания. Они применяются для облегчения отмены гормонального препарата после длительного его приема, снижения частоты приступов при физических нагрузках.

Ингаляционные препараты быстрого эффекта не дают – их надо применять несколько недель или даже месяцев. Дозу ингаляционного препарата можно повышать, но при этом возрастает риск возникновения побочных явлений. Их можно комбинировать с приемом глюкокортикоидов внутрь – потребность в препаратах для внутреннего приема при этом снижается.

Растворы глюкокортикоидов для ингаляций можно вводить с помощью распылителей – это обеспечит более глубокое проникновение препарата. При таком способе применения снижается риск развития побочных эффектов – кандидозного стоматита и нарушения голоса. С целью профилактики кандидозного стоматита следует после ингаляции хорошо прополоскать водой рот. После отмены внутреннего приема препарата ингаляционное лечение продолжается в качестве поддерживающей терапии.
Подробнее о бронхиальной астме

Глюкокортикоиды широко применяются при лечении аллергических реакций на введение анестетиков для наркоза во время операции. При тяжелых аллергических проявлениях хороший эффект дает внутривенное введение глюкокортикоидов, но начало их действия отсрочено на 2-8 часов. Поэтому, во избежание выраженного бронхоспазма параллельно необходимо немедленно вводить Эпинефрин.

Глюкокортикоиды при тяжелой форме аллергии назначаются и системные (инъекции или таблетки), и местные (мази, гели, капли, ингаляции). Они оказывают мощное противоаллергическое действие. В основном используются такие препараты: Гидрокортизон, Преднизолон, Дексаметазон, Бетаметазон, Беклометазон.

Из топических глюкокортикоидов (для местного лечения) в большинстве случаев применяются интраназальные аэрозоли: при поллинозе, аллергическом рините, заложенности носа (чихании). Обычно они оказывают хороший эффект. Широкое применение нашли Флютиказон, Дипропионат, Пропионат и другие.

При аллергических конъюнктивитах в связи с более высоким риском развития побочных эффектов глюкокортикоиды применяются редко. В любом случае, при аллергических проявлениях применять гормональные лекарственные средства самостоятельно нельзя во избежание нежелательных последствий.
Подробнее об аллергии

Глюкокортикоиды при псориазе должны применяться в основном в виде мазей и кремов. Системные (инъекции или таблетки) гормональные препараты могут способствовать развитию более тяжелой формы псориаза (пустулезной или гнойничковой), поэтому их использовать не рекомендуется.

Глюкокортикоиды для местного применения (мази, кремы) используют обычно 2 р. в день: кремы в течение дня без повязок, а на ночь вместе с каменноугольным дегтем или антралином с использованием окклюзионной повязки. При обширных поражениях на обработку всего тела используется примерно 30 г препарата.

Выбор глюкокортикоидного препарата по степени активности для местного применения зависит от тяжести течения псориаза и его распространенности. По мере уменьшения в процессе лечения очагов псориаза следует менять препарат на менее активный (или реже использовать) для минимизации возникновения побочных эффектов. При получении эффекта примерно через 3 недели лучше заменить гормональный препарат смягчающим средством на 1-2 недели.

Применение глюкокортикоидов на больших площадях в течение длительного периода может усугублять процесс. Рецидив псориаза после прекращения применения препарата наступает раньше, чем при лечении без применения глюкокортикоидов.
Подробнее о псориазе

  • Антациды (препараты, снижающие кислотность желудочного сока) снижают всасывание глюкокортикоидов, принимаемых внутрь.
  • Барбитураты, Дифенин, Гексамидин, Карбамазепин, Рифампицин, Димедрол ускоряют метаболизм (превращения) глюкокортикоидов в печени, а Эритромицин и Изониазид замедляют его.
  • Глюкокортикоиды ускоряют выведение из организма Бутадиона, салицилатов, барбитуратов, Дигитоксина, Дифенина, Пенициллина, Изониазида, Хлорамфеникола.
  • Глюкокортикоиды при совместном приеме с Изониазидом могут вызывать нарушения психики; с резерпином – депрессивные состояния.
  • Трициклические антидепрессанты (Амитриптилин, Коаксил, Имипрамин и другие) в комбинации с глюкокортикоидами могут вызвать повышение внутриглазного давления.
  • Глюкокортикоиды (при длительном их приеме) усиливают эффективность адреномиметиков (Адреналин, Дофамин, Норадреналин).
  • Теофиллин в сочетании с глюкокортикоидами способствует появлению кардиотоксического эффекта; усиливает противовоспалительный эффект глюкокортикоидов.
  • Амфотерицин и мочегонные препараты в сочетании с кортикостероидами повышают риск возникновения гипокалиемии (снижение уровня калия в крови) и усиление мочегонного действия (а иногда задержка натрия).
  • Совместное применение минералокортикоидов и глюкокортикоидов усиливает гипокалиемию и гипернатриемию. При гипокалиемии возможно появление побочных эффектов сердечных гликозидов. Слабительные средства могут усиливать гипокалиемию.
  • Непрямые антикоагулянты, Бутадион, Этакриновая кислота, Ибупрофен в сочетании с глюкокортикоидами могут вызвать геморрагические проявления (кровоточивость), а салицилаты и Индометацин – образование язв в органах пищеварения.
  • Глюкокортикоиды усиливают токсическое действие на печень парацетамола.
  • Препараты Ретинола снижают противовоспалительный эффект глюкокортикоидов и улучшают заживление ран.
  • Применение гормонов вместе с Азатиоприном, Метандростенолоном и Хингамином повышает риск развития катаракты и других побочных реакций.
  • Глюкокортикоиды снижают действие Циклофосфана, противовирусное действие Идоксуридина, эффективность сахароснижающих препаратов.
  • Эстрогены усиливают действие глюкокортикоидов, что может позволить снизить их дозировку.
  • Андрогены (мужские половые гормоны) и препараты железа усиливают эритропоэз (образование эритроцитов) при комбинации их с глюкокортикоидами; снижают процесс выведения гормонов, способствуют появлению побочных эффектов (повышение свертывания крови, задержка натрия, нарушение менструального цикла).
  • Начальная стадия наркоза при применении глюкокортикоидов удлиняется и сокращается продолжительность наркоза; дозы Фентанила уменьшаются.

При длительном приеме глюкокортикоидов отмена препарата должна быть постепенной. Глюкокортикоиды подавляют функцию коры надпочечников, поэтому при быстрой или внезапной отмене препарата может развиться надпочечниковая недостаточность. Унифицированной схемы для отмены кортикостероидов нет. Режим отмены и снижения дозы зависит от длительности предшествующего курса лечения.

Если длительность курса глюкокортикоида до нескольких месяцев, то можно снижать дозу Преднизолона на 2,5 мг (0,5 таблетки) каждые 3-5 дней. При большей продолжительности курса доза снижается более медленно – на 2,5 мг каждые 1-3 недели. С большой осторожностью снижается доза ниже 10 мг – по 0,25 таблетки каждые 3-5-7 дней.

Если исходная доза Преднизолона была высокой, то вначале снижение производят более интенсивно: на 5-10 мг каждые 3 дня. По достижению суточной дозы равной 1/3 исходной дозу снижают на 1,25 мг (1/4 таблетки) каждые 2-3 недели. В результате такого снижения пациент получает поддерживающие дозы в течение года и более.

Режим снижения препарата назначает врач, и нарушение этого режима может привести к обострению заболевания – лечение придется начинать снова с большей дозы.

источник

Пациенты, страдающие серьезными кожными, в том числе и хроническими заболеваниями, хорошо знают о существовании кортикостероидов (кортикоидов или КС).

К препаратам этой группы обращаются для лечения аллергических высыпаний, различных дерматитов.

Те, кому кортикостероиды назначаются впервые, опасаются: не слишком ли сильное лекарство рекомендует врач?

Известный россиянам по популярным телепередачам доктор Мясников убежден: если проблема серьезная, гормоносодержащие препараты необходимо использовать, а уже затем, постепенно, переходить к более легким лекарствам. Главное – строго следовать рекомендациям врача.

Кортикостероиды есть в каждом организме, они вырабатываются надпочечниками и участвуют в обменных процессах.

Фармацевтам удалось синтезировать это вещество и создать препараты, направленные на подавление в организме различных болезненных симптомов.

Кортикостероиды условно делят на две группы, разница между которыми – в сфере их воздействия.

Во вторую группу входят гормоны минералокортикоидные, они участвуют в водно-солевом обмене. Выписывая пациенту кортикостероидные лекарства, врач, как правило, имеет в виду глюкокортикоиды.

Кортикостероидная терапия имеет целью блокировку образования в организме веществ под названием «простагландины», которые дают старт к началу воспалительного процесса.

Трудность в работе фармацевтов заключалась в том, что простагландины имеются в разных клетках и тканях организма, наделены всевозможными функциями, далеко не все из которых причиняют здоровью человека вред.

Кстати, кортикостероидные инъекции сегодня успешно применяются и в ветеринарии для собак и кошек, если приходится иметь дело с сильными воспалениями.

Благодаря способности препаратов-кортикостероидов снимать отек и воспаление, успокаивать зуд, их часто назначают для лечения кожных заболеваний.

Эти лекарства рекомендованы:

  • при атопическом дерматите;
  • при аллергии;
  • при псориазе;
  • при ветряной оспе;
  • при разных формах лишая (например, опоясывающего, розового);
  • при крапивнице;
  • при красной волчанке (для губ, на которых образуются язвочки);
  • при витилиго (нарушение пигментации, связанное с иммунными проблемами).

Еще одна область применения лекарств этой группы – урология. Используемые при фимозе (так называют заболевание, при котором отверстие крайней плоти значительно сужается) кортикостероиды помогают пациенту обойтись без хирургического вмешательства.

При эзофагите (заболевании пищевода) быстрее идет восстановление поврежденной слизистой оболочки, устраняются симптомы изжоги и боль во время глотания. Эффективно лекарство и при гастрите.

Кортикостероиды выписывают при ревматизме, при артрите, при гайморите, при бронхиальной астме и пневмонии, при некоторых заболеваниях крови и наличии новообразований, для лечения отита и болезней глаз (например, при конъюнктивите, ирите, иридоциклите), различных вирусных инфекций и неврологических проблем.

Лекарства этой группы активно используются и в стоматологии, а также для лечения больных с диагнозом «паралич лицевого нерва».

Мази и крема, изготовленные на основе кортикостероидов, разделяют на 4 группы в зависимости от того, какие гормоны входят в состав препаратов.

Это классы: слабый, умеренный, сильный и очень сильный. В отдельную категорию выделены комбинированные препараты.

Мазь и крем этого класса производятся с использованием преднизолона и гидрокортизона.

В основе лекарственных препаратов этого класса такие компоненты, как предникарбат, флуметазон.

Сильнодействующие препараты этого класса имеют в своей основе синтетические гормональные препараты галометазон, метазон, бетаметазон, метилпреднизолон.

Эта группа лекарств имеет в своей основе клобетазол пропионит.

В эту группу (а точнее – подкласс) входят средства, в которых наряду с кортикостероидами отмечено содержание веществ, которые могут противостоять бактериальной и грибковой инфекции.

Примеры комбинированного препарата – мази «Флуцинар», «Белосалик».

Учитывая широкий спектр применения кортикостероидов для лечения разных болезней, фармацевты обеспечили достаточное разнообразие форм этих препаратов:

  • оральные кортикостероиды (для приема внутрь) – таблетки, капсулы;
  • для уколов – жидкие препараты в ампулах;
  • для локального использования (топические препараты) – мази, кремы, гели, линименты, порошки;
  • ингаляционные кортикостероиды – аэрозоль, спрей;
  • назальные и интраназальные средства – спрей, капли в нос;
  • для глаз – глазные капли.

Выбор среди множества кортикостероидных препаратов надо оставить за врачом: он лучше понимает состояние здоровья пациента и знает, какое влияние на организм окажет то или иное лекарство, в чем заключается механизм действия, возможные последствия и осложнения от использования препаратов этой группы, особенно если предполагается их длительный прием.

Однако лечение может стать более эффективным, если пациент достаточно полно владеет информацией о тех лекарствах, которые ему выписаны.

Вот лучшие препараты, наиболее часто назначаемые:

  • Адвантан – эффективен при аллергических кожных проявлениях, системные воздействия выражены слабо, что позволяет использовать препарат многократно и на больших поверхностях; показания и инструкцию по применению для детей крема Адвантан найдете здесь.
  • Белогент – уничтожает патогенные микроорганизмы, практически не имеет побочных явлений; подробнее о показаниях к применению мази и крема Белогент читайте в нашей статье.
  • Гидрокортизон – один из лучших в категории «противовоспалительные препараты», однако противопоказан, если имеются грибковые или вирусные инфекции; от чего еще помогает мазь Гидрокортизон узнаете тут;
  • Лоринден С – снимает отеки и зуд, обладает противогрибковым, антибактериальным эффектом;
  • Преднизолон – предназначен для местного лечения, курс которого не должен превышать двух недель;
  • Назонекс – рекомендован при аллергических формах ринита;
  • Синафлан и его аналог Флуцинар – эффективное противовоспалительное действие дает быстрый результат, при использовании для детей и подростков отмечено более сильное, чем у взрослых, всасывание через кожные покровы;
  • Фторокорт – хорошо снимает отечность, использоваться может не более 10 дней;
  • Фуцидин Г – избавляет от зуда и воспаления, назначается детям с двух лет.

Приобретая в аптеке лекарства, следует точно указывать их названия.

Например, помимо препарата Фуцидин Г, есть просто Фуцидин. И это не препараты-заменители, у каждого из них – свое, особое назначение.

О том, как правильно принимать лекарство, как его использовать, чтобы польза была максимальной, расскажет врач. Но некоторые общие правила стоит запомнить.

Если врач прописал таблетки, первую желательно принять в 6 часов утра, следующую – не позднее 14-ти: именно по такому «расписанию» поступали бы в кровь природные кортикостероиды.

Прием лекарства надо совместить с приемом пищи. Кстати, в меню необходимо внести некоторые изменения, обогатив его белками. А вот углеводов и соли в блюдах должно быть минимальное количество.

Дополнительно потребуются препараты кальция и с витамином D – это поможет уберечь организм от остеопороза. Жидкости следует выпивать в сутки до полутора литров. Алкоголь категорически противопоказан.

Оптимальная продолжительность лечения кортикостероидными препаратами – от пяти до семи дней, а самая длительная – до трех месяцев.

Однако медики относятся к таким продолжительным срокам с большой осторожностью, чтобы в организме не начали происходить необратимые процессы, не нарушились бы функции каких-либо органов.

Индивидуально для каждого пациента врач подбирает методику лечения. Она может быть:

  • интенсивная — если пациент находится в крайне тяжелом состоянии (лекарства вводят внутривенно);
  • лимитирующая – для людей с хроническими формами заболевания (обычно лечат таблетками);
  • альтернирующая – препараты принимают по особой, щадящей схеме, прерывисто;
  • интермиттирующая – прием препаратов курсами в 3-4 дня с обязательным перерывом в 4 дня;
  • пульс-терапия – неотложная помощь больному (большая доза лекарства вводится внутривенно).

Риск побочных реакций на препараты этой группы особенно велик у детей. Если доктор и прописывает ребенку кортикостероидную мазь, то на минимальный по длительности курс и для обработки очень небольших участков кожи.

Детям до года разрешены препараты, содержащие не более одного процента гидрокортизона.

Начиная с двухлетнего возраста можно использовать мазь Метазон – у нее пролонгированное действие, поэтому смазывать больной участок кожи достаточно один раз в сутки. При атопическом дерматите эффективна мазь Адвантан.

Желательно использовать менее опасные для будущей мамы мази слабой или умеренной силы.

Противопоказаниями к применению кортикостероидов являются:

  • язва желудка и двенадцатиперсной кишки;
  • эпилепсия;
  • расстройства психики;
  • гипертония;
  • диабет;
  • болезни сердца.

Проблемы можно получить также при неграмотном использовании препаратов, нарушении дозировок и сроков лечения.

Среди побочных эффектов: потеря кожей эластичности, угревые высыпания, активный рост волос на лице, образование растяжек, участков, лишенных естественной пигментации.

Есть также риск ослабления иммунитета, увеличения веса тела, отечности, повышения уровня сахара в крови, у женщин – нарушения менструального цикла.

Иногда бесконтрольное использование кортикостероидов приводит к глазным заболеваниям, к депрессиям, может даже измениться внешность больного в результате атрофии отдельных мышц или жировых отложений на лице.

Естественные кортикостероиды контролируют следующие процессы в организме:

  1. метаболизм минералов (задерживают ионы натрия и выводят калий);
  2. процесс полового созревания;
  3. обмен липидов, белков и углеводов;
  4. реакции стресса;
  5. течение беременности;
  6. блокируют выработку медиаторов воспаления.

Синтетические кортикостероиды обладают свойствами, аналогичными для природных гормонов.

Они способны устранять симптомы воспалительного процесса (обезболивать, снимать отек и покраснение, местно снижать температуру).

Синтетические молекулы кортикостероидов встраиваются в цикл естественных для организма реакций метаболизма, выводя из них природные гормоны, что нарушает работу коры надпочечников и гормональный баланс в целом.

В связи с этим, препараты на основе синтетических кортикостероидов назначаются врачом, когда негормональные медикаменты не эффективны.

Синтетические кортикостероиды имеют следующие формы выпуска:

  • таблетки (капсулы);
  • растворы в ампулах для инъекций;
  • топические кортикостероиды, которые применяют наружно (мази, кремы);
  • формы для ингаляций.

Остановимся подробно на самых востребованных и назначаемых препараторах.

Преднизолон таблетки

Имеют мощный противоаллергический и противовоспалительный эффект. Медикамент противопоказан при язвенной патологии желудка и кишечника, в период вакцинации, при гипертонии и склонности к образованию тромбов в сосудах.

Цена на упаковку из 100 штук составляет около 120 рублей. Преднизолон может иметь жидкую форму для инъекции кортикостероидов.

В качестве активного компонента имеет бетаметазон. Таблетки не назначают при следующих патологиях: после инфаркта миокарда, при гипертонии, эндокринных нарушениях, при глаукоме, при тяжелых инфекциях (сифилисе, туберкулезе), остеопорозе, полиомиелите. Угнетает естественные иммунные реакции.

Противовоспалительное воздействие в 30 раз результативнее по сравнению с гидрокортизоном.

Препарат действует стабилизирующее на мембраны клеток, устраняет симптомы воспаления и аллергии. Не применяют при психозе, хроническом нефрите, сложных инфекциях и грибковых поражениях.

50 таблеток по 10 мг стоят около 200 рублей.

Метипред (метилпреднизолон) таблетки

В случае жизненной необходимости единственным противопоказанием является индивидуальная непереносимость. Осторожно назначают при беременности, остром психозе, эндокринных отклонениях, заболеваниях пищеварительной трубки и сложных инфекциях.

Стоимость препарата начинается от 150 рублей.

Средняя цена на препарат – 450 рублей.

Кортикостероиды в форме растворов для ингаляции эффективно снижают проницаемость мембран, ограничивают выход протеолитических ферментов за пределы лизосом. Высокая концентрация вещества создаются локально в стенках бронхиального действия, что позволяет минимизировать системный эффект.

Если длительно применять кортикостероиды, побочные эффекты развиваются в большинстве случаев.

Топические кортикостероиды назначают детям с осторожностью.

Чем меньше ребенок тем больше отношение площади поверхности к массе тела и риск развития системных патологий (задержка развития, нарушение гормонального баланса, угнетение надпочечников).

Во время беременности кортикостероиды назначаются в исключительных случаях, когда результат применения превышает возможные риски для плода.

Кортикостероиды при местном кратковременном применении практически не проникают в грудное молоко

Кортикостероиды эффективны при бронхиальной астме. Они снимают симптомы воспаления, но не расширяют бронхи. Данные медикаменты применяют во время приступов, когда другие средства не действенны.

Это: «Беклозон Эко», «Будесонид Форте», «Пульмикорт», «Пульмикорт Турвухалер», «Флютиконазола Пропионат».

При сложных формах аллергии действенны кортикостероиды, их назначают системно и местно. Список препаратов: «Бетаметазон», «Преднизолон», «Дексаметазон», а также их аналоги.

Кортикостероиды при псориазе назначают местно, системные препараты усугубляют тяжесть патологии. Кремы и мази наносят дважды в день.

Средства последнего поколения, применяемые при псориазе: «Элоком», « Адвантан», «Локоид».

Правила отмены кортикостероидов

Резкая отмена препарата может привести к недостаточности надпочечников, дозу препарата необходимо постепенно уменьшать.

Чем длительнее был курс кортикостероидов, тем медленнее снижается концентрация активного вещества. Отмена должна происходить под контролем и по схеме врача.

Лекарственные препараты на основе кортикостероидов применяют только в случаях, когда средство без гормонов не результативно. Их не применяют и не отменяют самостоятельно без консультации врача.Непременно посмотрите видео по теме

Первые сообщения французских и англоязычных авторов о применении кортизона у беременных животных были очень настораживающими. Все указывало на неблагоприятные последствия для плода. Возникли опасения, что аналогичное неблагоприятное влияние ГКС могут оказывать и на человеческий плод.

Courrier и Collonge (1951) в опытах на кроликах ежедневно вводили по 25 мг кортизона с 10-го до 23-го дня беременности. Вводимая доза составляла на 10 мг на кг веса (обычная терапевтическая доза у человека оставляет от 1 до 3 мг на кг веса). Наблюдение за этими подопытными животными показало, что применение кортизона приводит к выкидышам, резорбции зародышей и значительному уменьшению размеров оставшихся в живых плодов.

De Costa и Abelman (1952) подтверждают эти наблюдения.

Fraser (1951) в опытах на мышах обнаружил, что они также являются очень чувствительными к внутриутробному действию ГКС. Он обнаружил следующие нарушения: внутриутробную смерть, нежизнеспособность плода и уродства — волчью пасть и заячью губу.

Крысы оказались более устойчивыми. По Courrier и сотр. (1951), М. Parrot и Т. Duplessis (1957) плоды могут развиваться до срока родов несмотря на ежедневное введение от 10 до 25 мг кортизона. Однако размеры детенышей были меньше нормы, рост их был замедлен, а смерть наступала рано (в 90% случаев — до 14-го дня после рождения).

Опыты Moscona и Karnofski (1960) с введением кортизона в алантоис крысиного эмбриона показали, что нарушения развития тем более выражены, чем меньше срок беременности и чем больше доза кортизона.

Таким образом, влияние ГКС на беременность в первых экспериментах на животных выражалось в следующем: внутриутробная смерть с резорбцией плода, выкидыши, значительное уменьшение размеров оставшихся в живых плодов, нежизнеспособность новорожденных, уродства и дефицит роста.

Во второй половине 50-х годов появилась теория, что невынашивание беременности может быть связано с гиперандрогенией. Французские авторы того времени (Bret, Jayle, Gueguen, Nolot и др.) отмечали, что оволосение по мужскому типу, размер плечевого пояса больше поперечного размера таза и повышенная секреция 17-кетостероидов связаны с повышенным риском выкидышей малого срока.

Bret и сотр. первыми назначили ГКС таким больным. Лечение начиналось со 100 мг кортизона в день, затем дозу снижали каждые 10 дней на 25 мг, так что весь курс лечения продолжался 40 дней. Если за это время уровень 17-КС снижался, назначение ГКС прекращали, в противном случае ГКС назначали до конца беременности.

Вместо кортизона Gueguen и Nolot (1961 г.) предпочитали назначать преднизон и преднизолон в малых дозах (от 10 до 1 мг). Главным показанием к назначению ГКС было увеличение экскреции 17 КС более 13 мг в сутки. Начальная доза составляла 9 мг, а поддерживающая — от 2 до 4 мг. Кортикотерапия начиналась со второй или третьей гестационной недели и продолжалось до конца беременности. Авторы не обнаружили никаких отклонений у родившихся детей.

Убеждение авторов о безопасности данной терапии было настолько велико, что рекомендовалось начинать глюкокортикоидную терапию во всех случаях, когда невозможно установить этиологию угрожающего выкидыша, потому что «все равно нечего терять» (Gueguen).

Однако данный подход к лечению невынашивания беременности не привился на Западе. Varangot и Thobroutscky в 1965 г. опубликовали исследование, в котором показали, что при невынашивании беременности назначение ГКС не улучшает прогноза беременности. Наблюдения за пациентками, получавшими ГКС по медицинским показаниям (ревматоидный артрит и др. аутоиммунные заболевания) не выявили снижения риска невынашивания беременности.

Работы конца 1950-х — начала 1960 по применению ГКС при невынашивании беременности фактически не оказали влияния на тактику ведения данного состояния на Западе, на что указывает тот факт, что научная группа ВОЗ в 1972 г. назвала советский опыт по лечению невынашивания беременности с помощью ГКС «интересной новостью», заслуживающей специального внимания. Чем мы и займемся в следующем разделе.

В 1990-е годы интерес к применению ГКС при невынашивании беременности на какое-то время вновь вспыхнул на Западе в связи с открытием антифосфолипидного синдрома. Но оказалось, что ГКС могут слегка снизить уровень антифосфолипидных антител, но не могут предотвратить образование микротромбозов плаценты. Поэтому данный подход не получил распространения и в настоящее время практически не применяется.

В современных зарубежных руководствах гиперандрогения во время беременности вообще не упоминается в качестве причин невынашивания беременности, а упоминания о применении ГКС отечественными авторами с целью лечения привычного выкидыша воспринимаются зарубежными специалистами с недоумением.

В одном из следующих разделов мы рассмотрим современные подходы и показания к применению глюкокортикоидной терапии при беременности за рубежом.

В 1960 г. в монографии по кортикотерапии, вышедшей в СССР, иронически замечалось, что увлечение кортикостероидами на Западе дошло до такой степени, что ГКС пытаются назначать даже при бесплодии. В то время это казалось слишком новым.

Однако примерно с 1966 г. положение резко изменилось. Вышедшие к тому времени работы по гинекологической эндокринологии привлекли внимание отечественных врачей к эндокринным причинам невынашивания беременности. Особенно интересными в этом отношении показались гиперандрогенные состояния. В это время в больших городах появилась возможность диагностики гиперандрогенных состояний с помощью анализа мочи на 17-КС (продукты превращения глюкокортикоидов и андрогенов, поступающие в мочу).

Анализ проводился химическим способом и не требовал дорогостоящего оборудования и реактивов. Оказалось также, что назначение глюкокортикоидных препаратов (преднизолона и дексаметазона) вызывает снижение стимуляции коры надпочечников со стороны гипофиза, секреция 17-КС при этом снижается. Новаторские публикации французских авторов, о которых мы писали выше, были восприняты как руководство к действию.

Еще одним центром развития глюкокортикоидной терапии при невынашивании беременности стала братская Болгария. Анализ публикаций показывает, что болгарские авторы даже обгоняли советских как по количеству, так (увы!) и по качеству исследований. Применение преднизолона, дексаметазона, а затем метипреда достигло таких масштабов, что в 1980 г. болгарские авторы поставили вопрос о том, что «беременность должна считаться показанием для назначения глюкокортикоидов» (вот так!).

Здесь тоже произошла путаница понятий. Действительно, мягкие формы гиперадрогении сопровождаются повышением риска невынашивания беременности. Но причиной этого являются не сами по себе андрогены, а те состояния, которые сопровождаются повышением уровня андрогенов. Андрогены являются предшественниками эстрогенов в яичнике.

Если превращение андрогенов в эстрогены (ароматизация) происходит неправильно, овуляция часто оказывается некачественной. Это сопровождается ухудшением созревания слизистой оболочки матки (эндометрия) в первой половине менструального цикла и ухудшением секреторной трансформации эндометрия (подготовки к принятию зародыша) во второй половине цикла.

Слизистая оболочка матки, слабо чувствительная к прогестерону, не может в полной мере отреагировать на сигналы, посылаемые плодным яйцом, что приводит к повышению частоты сбоев во взаимодействии мать— плод, приводящих к выкидышу. При этом нужно лечить не анализ (уроверь андрогенов), а причину — нарушение овуляции.

Что касается уровня андрогенов при беременности, то нужно обратить внимание на следующее. Существует целый ряд состояний, когда уровень андрогенов при беременности бывает резко повышен. Эти состояния сопровождаются риском вирилизации плода, но не риском невынашивания беременности. В большинстве случаев речь идет о наследственных дефектах ферментов, отвечающих за синтез кортизола в надпочечниках.

Уровень андрогенов при таких состояниях бывает на порядок выше, чем при мягких формах гиперандрогении. Эти состояния встречаются достаточно редко, а пациенты с детства наблюдаются у общих эндокринологов. Именно в этих случаях назначение ГКС бывает оправдано (речь идет о классической заместительной терапии).

Важной особенностью гормональной регуляции беременности является появление новой железы внутренней секреции — плаценты. Плацента вырабатывает большие количества прогестинов и эстрогенов (в основном — эстриола). Однако синтез стероидных гормонов плаценты происходит не «с нуля», а за счет превращения гормонов-предшественников, к коим относятся и андрогенные предшественники кортизола из надпочечников. Поэтому с мягкими формами повышения андрогенов плацента прекрасно справляется сама. Лучше доверять природе, чем назначать химические препараты.

Несколько слов о 17-кетостероидах. К 17-кетостероидам относятся эфиры этиохоланолона и андростерона с глюкуроновой и серной кислотами. Это основной продукт превращения гормонально мало активных предшественников кортизола, прежде всего дегидроэпиандростерон-сульфата. В периферической ткани ДЭА-С может превращаться в активные формы андрогенов, но во время беременности он является одним из основных субстратов синтеза гормонов плаценты.

Во время нормальной беременности почти всегда обнаруживается небольшое повышение экскреции 17-КС с мочой, что связано с особенностями гормональной регуляции этого периода. Определение экскреции 17-КС с мочой во время беременности с целью выявления показаний для назначения ГКС представляется устаревшим и научно не обоснованным.

Главная заслуга внедрения ГКС в клиническую практику принадлежит американским ученым: ревматологу Хенчу и биохимику Кенделлу, получившим за это в 1948 г. Нобелевскую премию. Однако путь от первых гипотез до клинического применения ГКС занял около четверти века. Интересно, что с самого начала гипотезы о наличии в организме некой противовоспалительной субстанции были связаны с беременностью.

В середине 20-х годов Hench обратил внимание на то, что при беременности происходит улучшение состояния больных ревматоидным артритом. Позднее им же было замечено, что при болезни Боткина тоже происходит улучшение суставных проявлений ревматоидного артрита. Постепенно у Хенча нарастало убеждение, что в организме имеется гипотетическая антиревматоидная субстанция X, которая уменьшает ревматоидные проявления во время беременности и при желтухе.

Поиск субстанции X активно проводился в течение 1930-х годов. Были испытаны экстракты из разных органов и тканей, но постепенно внимание Хенча целиком переключилось на гормоны.

В 1938 г. случайное знакомство Хенча с известным биохимиком Кенделлом (Kendall) переросло во многолетнее сотрудничество. С начала 1930-х годов Кенделл терпеливо и упорно занимался выделением и изучением кортикостероидных гормонов. В 1934 г. совместно с Mason и Meyers он выделил соединение E (кортизон), а в 1936 г. — соединение F (кортизол). Химическую структуру обоих веществ он определил в 1937 — 1938 гг.

Во время частых встреч Хенч и Кенделл обсуждали различные гипотезы и теории относительно природы субстанции X. Вначале их внимание было сосредоточено не на гормонах, а на лецитине, который они назначали больным с целью вызвать гиперлипидемию, потому что было известно, что гиперлипидемия характерна как для беременности, так и для желтухи.

Между тем стало известно, что командование германских военно-воздушных сил использовало полученные кортикостероиды для повышения боеспособности своих летчиков. Возможность использования кортикостероидов в качестве допинга в военных целях дало резкий толчок к изучению этих гормонов в США.

К 1941 г. выделение кортикостероидов из надпочечников телят было очень трудоемким процессом, однако это не помешало Инглу, одному из сотрудников Кенделла, начать испытания действия этих гормонов на животных. Было установлено их действие в виде усиления мышечной активности, повышения углеводного обмена и повышения физиологической устойчивости к физическим нагрузкам, холоду и токсическим веществам, как, например, к тифозной вакцине.

Хенч писал, что когда во время одной из встреч Кенделл рассказал ему о физиологическом действии кортикостероидов, он вспомнил о своих наблюдениях о благоприятном действии противотифозной вакцины на больных ревматоидным артритом. Он предположил, нет ли связи между двумя явлениями, и решил испытать кортизон в клинических условиях, если представится такая возможность. Но от намерения до его осуществления прошло целых 7 лет.

В 1944 г. в лаборатории фонда Мейо было изготовлено небольшое количество дегидрокортикостерона (соединение А по Кенделлу). В следующем году это соединение было получено в большем количестве и предоставлено для клинических целей фирмой Мерк. Но попытка лечения одного больного Аддисоновой болезнью не дала результата.

В 1947 г. объединенные усилия Мейо и Мерка позволили усовершенствовать экстракцию и синтез кортизона, а проблема недостатка желчи была преодолена использованием растительного сырья — восточноафриканского алоэ. Это дало возможность к маю 1948 г. начать производство сперва малых, а затем все увеличивающихся количеств кортизона.

В августе 1948 г. в клинику Хенча поступила 29-летняя больная, которая в течение 5 лет страдала ревматоидным артритом в тяжелой форме. Попытка лечения ее лактоферрином, вызывавшим желтуху, не дала результата. Тогда в начале сентября Хенч и Кенделл обратились в фирму Мерк с просьбой предоставить достаточное количество кортизона специально для этой больной.

Две незначительные, но важные «случайности» позволили Хенчу и Кенделлу добиться долгожданного успеха. По причинам, которые остались неизвестными, они решили назначать ежедневно по 100 мг кортизона. Эта доза была очень большой. Если бы они применили слишком малую дозу и не получили бы результата, открытие лечебного эффекта кортизона было бы отложено на несколько лет.

Другой незначительной «случайностью» был размер кристаллов. Если бы кристаллы, которые использовали исследователи, были бы большего размера, всасывание кортизона происходило бы медленнее и клинический эффект был бы не столь явным.

21 сентября 1948 г. была сделана первая инъекция. Эффект был поразительным. Резкое улучшение состояния пациентки и почти полное исчезновение всех функциональных нарушений произошли так быстро, что стали настоящей сенсацией. После сентября 1948 г. группа Хенча и Кенделла продолжала получать небольшие количества кортизона для клинических исследований.

Однако стоимость производства малых количеств кортизона была настолько высока, что фирма-производитель была вынуждена искать официальных подтверждений эффективности препарата. Возникли опасения, что информация о препарате просочится в прессу, и возникнет волна сенсационных публикаций о «чудодейственном препарате», исцеляющем артрит.

В таком положении Хенч и сотр. были вынуждены изменить свои первоначальные намерения и поторопиться с официальным сообщением об использовании кортизона.

В апреле 1949 г. они доложили результаты своих исследований на Международном конгрессе ревматологов. Доклад произвел сильное впечатление, и эта дата стала официальным началом применения кортизона. В 1949 г. Хенч и Кенделл за открытие лечебного эффекта кортизона получили Нобелевскую премию.

После этого возникла лавина публикаций о применении кортизона и его аналогов, и только за 8 лет (до 1957 г.) число публикаций на эту тему превысило 800.

После 1948 г. история кортизона превратилась в историю его производных и их приложении к лечению многих неэндокринных заболеваний. Сегодня ясно, что огромный успех кортикостероидной терапии связан с многогранным фармакодинамическим действием гормона, далеко выходящим за границы заместительной терапии.

Это дало возможность расшифровать механизм многих заболеваний, патогенетическая близость которых даже не подозревалась. Кортикостероиды открыли новую главу в общей теории болезней и революционизировали многие понятия медицины. Все это объясняет ту психологическую атмосферу, которая породила как кортизоновую легенду, так и кортизоновый страх.

Хронический ревматоидный артрит — это тяжелое хроническое заболевание, которое до этого считалось неизлечимым. Поэтому первые сообщения об открытии нового лекарства родили бурю надежды и энтузиазма, переходящие в сверхнадежду и ожидание чудес. Многие врачи без достаточного изучения природы кортизона стали считать его лекарством вроде аспирина и анальгина и начали назначать его во все возрастающих дозах.

При таком злоупотреблении не замедлили появиться и нежелательные побочные действия кортизона, иногда даже катастрофические.

Определенную ответственность за это несла фармацевтическая промышленность. Создавая все новые и новые препараты, фармфирмы искусно рекламировали их силу и эффективность. Но между возможностями фармацевтической химии и клиникой имеются существенные различия. Так после 1950 г. практически каждые 2 года появлялись новые препараты кортикостероидов: в 1950 г.

— гидрокортизон, в 1954 г. — преднизон и преднизолон, в 1955 г. — флуорогидрокортизон, в 1956 г. — триамсинолон, в 1958 г. — дексаметазон. Однако серьезная клиническая проверка каждого препарата должна была занимать не менее 3 — 4 лет. Ясно, что это несоответствие не могло не сказаться на здоровье больных.

Совершенно не удивительно, что первоначальная волна восторга и энтузиазма вскоре перешла в реактивный пессимизм, который получил название кортизонового ужаса, «horror cortisoni». Нужно было, чтобы прошло время, чтобы страсти успокоились, наступило взвешенное отношение к применению данных препаратов.

Одними из признанных высокоэффективных противовоспалительных средств являются кортикостероиды. Но перед их назначением врач в обязательном порядке должен оценить ожидаемый результат от лечения с возможными рисками и побочными эффектами.

Пытаясь разобраться с назначениями врача, многим пациентам интересно выяснить значение понятия кортикостероид. Что это такое с медицинской точки зрения, сможет объяснить любой эндокринолог.

Ведь это вырабатываемый в коре надпочечников гормон, который является регулятором обмена веществ в организме.

Кроме того, именно он отвечает за адекватные реакции на стрессы, различные воспаления или инфекции.

Ведь это синтезированный гормон со сложной формулой, который помогает организму временно подавить очаг воспаления.

Но при многих заболеваниях без этих средств не обойтись, и врачи, оценивая все риски, назначают пациентам использование кортикостероидов.

источник

В. Серов, акад. РАМН,
Т. Назаренко, докт. мед. наук,
Э. Дуринян, канд. мед. наук,
Ф. Маргиани, канд. мед. наук

НЦ АГиП РАМН

Прошедшее столетие ознаменовано значительными достижениями в области диагностики и лечения женского бесплодия, и на рубеже веков можно с уверенностью сказать о принципиальном решении этой проблемы на имеющемся уровне наших знаний.

Это стало возможным благодаря фундаментальным исследованиям, позволившим расшифровать основные механизмы регуляции и деятельности репродуктивной системы женщин в норме и при различных формах ее нарушений; успехам эндокскопической хирургии, позволяющей достоверно диагностировать состояние органов малого таза и корригировать их патологические изменения; появлению методов вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), дающих возможность проводить оплодотворение in vitro.

В связи с вышесказанным можно выделить основные способы лечения бесплодия: медикаментозная терапия, оперативная эндоскопия и методы ВРТ. Причем в клинической практике все указанные методы применяются, как правило, в сочетании. Медикаментозные средства: антибиотики, иммунокорректоры, противовирусные и, конечно, гормональные препараты могут использоваться при всех формах бесплодия как в комплексе с оперативным методом (например, при трубно-перитонеальном факторе, эндометриозе), так и в виде самостоятельного лечения. Так, при эндокринном бесплодии, обусловленном функциональными нарушениями репродуктивной системы, медикаментозное, гормональное, лечение является патогенетически обоснованным методом восстановления фертильности.

В структуре бесплодного брака эндокринное женское бесплодие занимает значительную часть – около 30-40% — и характеризуется полиморфностью клинических и лабораторных проявлений. Однако существует один признак, объединяющий все формы эндокринного бесплодия, – это ановуляция. Механизм формирования ановуляции един – нарушение реализации связей в системе гипоталамус-гипофиз-яичники, а причинами ее являются повреждения на различных уровнях репродуктивной системы и нарушения функции других эндокринных желез. Таким образом, принцип лечения эндокринного женского бесплодия заключается в обеспечении процесса овуляции. С этой целью используются гормональные препараты, причем, как показывает клинический опыт, одни из них следует рассматривать как средства для осуществления подготовительного этапа, другие являются непосредственно индукторами овуляции.

I. Препараты, использующиеся на подготовительном этапе.

Эстрогены: микрофоллин в таблетках 0,05 мг, активное вещество – этинилэстрадиол; прогинова 21 в таблетках 0,002 г, активное вещество – эстрадиолвалерат; эстрофем в таблетках 0,002 г, активное вещество – эстрадиол. Последние два препарата содержат натуральные эстрогены, в связи с чем использование их предпочтительно.

Гестагены: прогестерон в ампулах — 1% или 2,5% масляный раствор (10 или 25 мг); норколут в таблетках 0,005 г, активное вещество – норэтистерон; примолют-нор в таблетках 0,005 и 0,01 г; активное вещество – норэтистерон; дуфастон в таблетках 0,005 и 0,01 г, активное вещество — дидрогестерон. Норколут и примолют-нор, содержащие норэтистерон, обладают рядом побочных эффектов, в связи с чем предпочтительны препараты прогестерона.

Эстрогены используются в суточной дозе 1-2 таблетки в течение 15 дней, гестагены – в дозе 5-10 мг в день с 16-го дня в течение 10 дней в качестве циклической гормонотерапии (ЦГТ) 2-4 месяца при эстрогендефицитных состояниях (гипоталамо-гипофизарная недостаточность, яичниковая недостаточность) перед проведением лечебных циклов, направленных на достижение фертильности. Целью ЦГТ является насыщение организма половыми гормонами, формирование рецепторного аппарата в органах-мишенях, трансформация эндометрия. Гестагены могут также использоваться самостоятельно для обеспечения секреторной трансформации эндометрия перед индукцией овуляции при состояниях, характеризующихся относительной гиперэстрогенией (гипоталамо-гипофизарная дисфункция).

Комбинированные эстроген-гестагенные препараты (оральные контрацептивы) при женском бесплодии могут выполнять двойную роль. Во-первых, они применяются как непосредственный метод восстановления фертильности, основанный на так называемом rebaund-эффекте – блокировании гипоталамо-гипофизарно-яичниковых связей (при их приеме) с последующей нормализацией нарушенных взаимоотношений (после отмены). Такой метод лечения бесплодия может быть применен у молодых, ранее не леченных женщин с олигоменореей и ановуляцией, обусловленной гипоталамо-гиподифизарной дисфункцией (ГГД), однако эффективность его не высока — 15-18%. Чаще оральные контрацептивы (ОК) используются в качестве заместительной гормонотерапии (ЗГТ) на подготовительном этапе при гипотано-гипофизарной недостаточности (ГГН) и яичниковой недостаточности или при подготовке к индукции овуляции у женщин с ГГД, синдромом поликистозных яичников (СПКЯ) с целью уменьшения кистозных образований, профилактики гиперпластических процессов в эндометрии, снижения высоких уровней ЛГ и гиперандрогении.

Существуют моно-, двух- и трехфазные ОК с различным сочетанием доз и производных эстрогенных и гестагенных компонентов. Их многообразие обусловлено необходимостью осуществления эффективной и безопасной контрацепции. Для ЗГТ при подготовке к индукции овуляции у молодых пациенток с ГГН могут использоваться трехфазные ОК: триквилар в драже, активные вещества – этинилэстрадиол и левоноргестрел (6 драже содержат 0,03 мг и 0,05 мг активных веществ соответственно, 5 драже — 0,04 мг и 0,075 мг, 10 драже — 0,03 мг и 0,125 мг, 7 драже не содержат активных веществ); трирегол и тризистон — содержат те же активные вещества в соответствующих дозировках. При подготовке больных с ГГД, особенно с СПКЯ, используются монофазные ОК, преимущественно содержащие гестагены с антиандрогенным эффектом: диане-35, активные вещества – этинилэстрадиол 0,035 мг и ципротеронацетат 2,0 мг; марвелон, активные вещества – этинилэстрадиол 0,03 мг и дезогестрел 0,15 мг.

Глюкокортикоиды в клинике женского бесплодия назначаются при надпочечниковой гиперандрогении (стертые формы адреногенитального синдрома) в качестве самостоятельного метода лечения, который приводит к наступлению беременности у 30% больных, или используются на подготовительном этапе и в схемах индукции овуляции у пациенток с СПКЯ надпочечникового или смешанного генеза. Преднизолон в таблетках 0,005 г применяется в дозе 2,5 – 10 мг в сутки; метипред в таблетках 4 мг (активное вещество — метилпреднизолон), применяется в дозе 2-8 мг в сутки; дексаметазон в таблетках 0,5 мг применяется в дозе 0,25-1 мг в сутки. Дозы препаратов определяются и регулируются уровнем андрогенов и их метаболитов.

Тиреодные препараты применяются при эндокринном бесплодии, связанном с гипотиреозом, в качестве самостоятельного или подготовительного лечения. L-тироксин в таблетках 25, 50, 100 мкг (активное вещество — левотироксин) применяется в дозе 25-50 мкг в сутки под контролем уровней гормонов щитовидной железы.

Агонисты дофамина применяются как самостоятельный, патогенетически обусловленный метод лечения при идиопатической гиперпролактинемии и микроаденомах гипофиза, а также на подготовительном этапе при СПКЯ и вторичной гиперпролактинемии. Парлодел в таблетках 2,5 мг (активное вещество — бромокриптин) применяется в дозах 1,25-7,5 мг и более высоких. Норпролак в таблетках 25, 50, 75 и 150 мг (активное вещество — хинаголида гидрохлорид) применяется в дозах 25, 75, 150 мг.

Препараты применяются под контролем уровня пролактина в крови в течение 6-18 и более месяцев; для подготовки к индукции овуляции — в течение 2-3 месяцев.

Препараты нейромедиаторного действия применяются у молодых, ранее не леченных женщин с ГГД, обусловленной нарушениями нейромедиаторной регуляции центральных взаимоотношений. Дифенин в таблетках 0,149 г (активное вещество — дифенилгидантоин) обладает дофаминэргическим действием и применяется в дозе 1-2 таблетки в сутки в течение 3-6 месяцев в качестве самостоятельного или подготовительного лечения.

Агонисты гонадолиберина (АГ) широко используются для лечения эндометриоза, гиперпластических процессов эндометрия, дисфункциональных маточных кровотечений, при предоперационной подготовке и для профилактики послеоперационных рецидивов при миоме матки. В клинике бесплодия АГ используются в программе стимуляции суперовуляции при применении различных методов ВРТ. При эндокринном бесплодии, обусловленном СПКЯ, АГ вводят на подготовительном этапе к индукции овуляции с целью подавления патологической активности гмпоталамо-гипофизарной системы (ГГС) — десенситизация ГГС — и обеспечения более адекватного фолликулогенеза. Как самостоятельный метод лечения бесплодия АГ, вводимые в пульсирующем режиме, используются при гипоталамической аменорее, о чем будет сказано ниже.

Препараты АГ: люкрин депо в ампулах по 3,75 мг (активное вещество – лейпролид ацетат), вводимый 1 раз в месяц; золадекс в шприц-ампулах по 3,6 мг (активное вещество – гозерелина ацетат), вводимый 1 раз в месяц; декапептил депо в ампулах по 3,75 мг, вводимый 1 раз в месяц и декапептил-дейли по 0,1 или 0,5 мг для ежедневного введения (активное вещество – трипторелин ацетат); лютрелеф в ампулах по 0,8 мг или 3,2 мг для импульсного введения с помощью аппарата «Цикломат» (активное вещество – гонадорелин); бусерелин ацетат 0,2% раствор в виде эндоназального спрея, вводимый в суточной дозе 0,8 – 0,9 мг через равные промежутки 3 раза ежедневно.

II. Препараты, используемые в циклах стимуляции овуляции.

Индукторы овуляции разделяются на прямые и непрямые стимуляторы овуляции. Необходимым условием назначения индукторов овуляции является наличие фолликулярного аппарата в яичниках. Механизм действия прямых индукторов овуляции более прост – они замещают эндогенные гонадотропины, непосредственно действуя на яичники и вызывая фолликулогенез и овуляцию.

1. Мочевые гонадотропины: человеческие менопаузальные гонадотропины (ЧМГ), полученные из мочи женщин в менопаузе, и человеческий хорионический гонадотропин (ХГ), полученный из мочи беременных женщин. К ЧМГ относятся пергонал, хумегон, меногон, содержащие равные количества ФСГ и ЛГ (по 75 МЕ или по 150 МЕ) и метродин и метродин ВЧ — препараты, содержащие только ФСГ 75 МЕ. К ХГ относятся препараты профази (содержит 500, 1000, 1500, 2000, 5000 МЕ ХГ), хорагон (содержит 1500 и 5000 МЕ ХГ), прегнил (содержит 500, 1000, 1500 и 5000 МЕ ХГ).

2. Рекомбинантные гонадотропины – индукторы овуляции нового поколения, полученные в результате применения сложных молекулярно-генетических технологий. Традиционная технология получения гонадотропинов из мочи имеет ряд недостатков: низкая чистота, низкая удельная активность, примесь ЛГ даже в «чистом» ФСГ. Этих недостатков полностью лишен рекомбинантный ФСГ (р-ФСГ) – препараты пурегон, содержащий 50, 100, 150 МЕ ФСГ, и гонал-Ф, содержащий 75 и 150 МЕ ФСГ.

К непрямым индукторам овуляции, стимулирующим фолликулогенез опосредованно, относятся:

1. Антиэстрогены, которые связываются с эстрогеновыми рецепторами в ГГС и по принципу отрицательной обратной связи усиливают синтез и высвобождение гонадолиберина и гонадотропинов, которые, в свою очередь, обуславливают фолликулогенез в яичниках. Антиэстрогенный эффект проявляется во всех звеньях репродуктивной системы, где имеются рецепторы к эстрогенам. Обязательным условием назначения антиэстрогенов является достаточный уровень эндогенной эстрогенной насыщенности. Препараты антиэстрогенов: кломифен-тева, клостилбегит, кломид, серофен (активное вещество — кломифенцитрат 50 мг).

2. Аналоги гонадолиберина – препарат лютрелеф 3,2 мг, вводимый в пульсирующем режиме в течение 1 минуты с помощью вакуумной помпы «Цикломат». Обязательным условием назначения этого метода стимуляции является сохраненная способность гипофиза воспринимать гипоталамический сигнал.

Отделение сохранения и восстановления репродуктивной функции НЦ АГиП РАМН в течение длительного времени занимается проблемами диагностики и лечения эндокринного бесплодия у женщин. Ежегодно лечение проводится 100 – 150 женщинам с различными формами эндокринного бесплодия. Основываясь на собственном клиническом опыте, мы разработали тактику лечения, заключающуюся в соблюдении последовательных этапов.

1-ый этап. Определение уровня повреждения, функциональных резервов репродуктивной системы и выделение клинико-патогенетических вариантов эндокринного бесплодия путем клинико-лабораторных исследований с применением диагностических проб, наиболее важными из которых являются следующие.

Прогестероновая проба проводится при аменорее и позволяет судить об уровне эстрогенной насыщенности. С целью исключения маточной формы аменореи проводится проба с ЦГТ.

Проба с гонадолиберином предназначена для установления уровня поражения гипоталамо-гипофизарной системы у пациенток с ГГН.

Проба с тиреолиберином применяется для дифференциальной диагностики между функциональной и органической гиперпролактинемией. С этой же целью применяется проба с церукалом (активное вещество — метоклопрамид).

Проба с АКТГ применяется для выявления латентных форм надпочечниковой гиперандрогении.

Для выявления центральной формы СПКЯ, а также оценки возможности регулирования гипоталамо-гипофизарных нарушений с помощью нейромедиаторов применяется проба с дифенином.

Используя углубленное обследование больных с применением дифференциально-диагностических проб, мы выделили несколько форм эндокринного бесплодия, встречающихся в гинекологической практике (см. таблицу 1).

2-й этап. Подготовительная коррекция выявленных на предыдущем этапе нарушений гипоталамо-гипофизарной системы, надпочечников, щитовидной железы и т.д. В зависимости от характера и формы нарушений проводят: а) заместительную терапию (при ГГН и яичниковой недостаточности — эстрогенами и гестагенами; при гипотиреозе — препаратами щитовидной железы); б) подавление патологической активности (парлоделом или АГ); в) регулирующую и корригирующую терапию (при дисфункции надпочечников — глюкокортикоиды, при дисфункции ГГС — дифенин).

3-й этап. Индукция овуляции, осуществляемая под тщательным клинико-лабораторным контролем. Ниже представлены наиболее употребимые и эффективные схемы индукции овуляции, применяемые при различных формах эндокринного бесплодия.

Схема 1. Кломифенцитрат (КЦ) ХГ

Лечение начинают после предварительной подготовки больной с 3-го-5-го дня цикла. В зависимости от исходных данных препарат назначают в дозе 50-100 мг в день в течение 5 дней. С первого дня отмены препарата больную ежедневно осматривают. При наличии в яичниках зрелого фолликула (18-20 мм) и периовуляторном уровне эстрадиола в плазме крови 500-2000 пмоль/л, однократно вводят овуляторную дозу ХГ — 10 000 МЕ.

После введения овуляторной дозы ХГ овуляция происходит через 18-48 час. В этот период пациентку осматривают повторно и при констатации овуляции (исчезновение доминантного фолликула, наличие свободной жидкости позади матки, подъем базальной температуры, исчезновение слизи в цервикальном канале) переходят к ведению лютеиновой фазы цикла. Возможно назначение гестагенов и поддерживающих доз ХГ 5000 МЕ на 7-9 день подъема базальной температуры (БТ). Возможна комбинация с парлоделом (при повышенных значениях пролактина), глюкокортикоидами (при надпочечниковой гиперандрогении), эстрогенами (в периовуляторный период), так как КЦ может оказывать периферическое антиэстрогенное действие. КЦ может самостоятельно высвобождать овуляторный пик ЛГ, поэтому назначение овуляторной дозы ХГ не является непременным условием. Чаще всего практикуют последовательные циклы стимуляции с увеличением дозы КЦ от 50 до 100 мг в день, дальнейшее увеличение дозы препарата нецелесообразно в связи с усилением периферического антиэстрогенного эффекта.

КЦ назначают так же, как и в схеме 1. Присоединяют ЧМГ в дозе 1 – 3 ампулы на 7-й – 9-й и последующие дни стимулированного цикла. День введения овуляторной дозы ХГ выбирают по тем же принципам, что и в схеме 1. Также осуществляют ведение лютеиновой фазы цикла.

Применение указанных схем (1, 2) целесообразно при ГГД.

Используется при всех формах ГГН, а также в случае неэффективности схем 1 и 2 у пациенток с ГГД. Препарат назначают с 3-го-5-го дня цикла в дозе 2-4 ампулы в день в зависимости от исходных характеристик пациентки после ее предварительной подготовки. Через 5-7 дней от начала лечения (латентный период) проверяют характер фолликулогенеза. Выбранная доза считается адекватной, если отмечается активность фолликулогенеза: повышается «цервикальное число» до 5-6 баллов, увеличивается концентрация эстрадиола до 100-200 пмоль/л, в яичниках определяются фолликулы размером 10-15 мм. Женщину ежедневно осматривают и при достижении периовуляторного периода (критерии схемы 1), вводят овуляторную дозу ХГ — 10 000 МЕ. Если же после окончания латентного периода нет признаков начала активного фолликулогенеза, дозу препарата увеличивают на 1-2 ампулы до достижения фазы активного фолликулогенеза. При слишком бурном ответе яичников, напротив, дозу препарата уменьшают. Когда размеры фолликулов в яичниках достигают 15-17 мм, целесообразно уменьшить дозу вводимого препарата, так как такие фолликулы имеют тенденцию к самостоятельному росту.

Ведение лютеиновой фазы осуществляют так же, как в схеме 1.

Схема 4. ЧМГ ХГ с предварительной десенситизацией ГГС введением АГ

Применяется при СПКЯ, особенно если ЛГ > 15 МЕ/л. Препарат декапептил депо вводится однократно в виде микрокапсулы, содержащей 3,75 мг препарата, на 21-й-23-й день менструального цикла. При достижении десинситизации гипоталамо-гипофизарной области (концентрация в крови ЛГ — 4,2 МЕ/л; ФСГ — 1,8 МЕ/л; Е2 — 59 пмоль/л) проводится стимуляция овуляции по схеме 3.

Схема 5. Стимуляция р-ФСГ ХГ

Р-ФСГ является препаратом выбора для индукции овуляции у пациенток с эндогенной ЛГ-активностью (больные с ГГД, особенно с СПКЯ). Особенностью цикла, индуцированного р-ФСГ, является возможность монофолликулярного развития и спонтанной овуляции, относительно низкий пик эстрадиола, что приближает его к спонтанному менструальному циклу, позволяет сократить частоту осложнений – синдрома гиперстимуляции яичников, многоплодной и неразвивающейся беременности. Индукция овуляции р-ФСГ происходит по тем же принципам, что и при лечении ЧМГ.

Схема 6. Стимуляция АГ, вводимыми в пульсирующем режиме

Этот способ лечения является методом выбора для гипоталамической формы аменореи. Препарат лютрелеф вводится внутривенно в пульсирующем режиме через постоянный катетер в дозе 20 мкг через каждые 89 минут перерыва. Аппарат крепится на теле женщины с помощью эластичного пояса. Работа аппарата программируется таймером. Через 10 дней лечения производят зарядку в аппарат новой дозы препарата; таким образом, на один курс лечения расходуется три дозы. Препарат вводят в течение 20-30 дней, причем на 3-й-4-й день подъема БТ аппарат снимают, а функцию желтого тела поддерживают ХГ, вводимого в дозе 3000 МЕ. Возможен другой вариант, когда лютрелеф вводят до момента установления беременности без дополнительного назначения ХГ. Эффективность этих методов практически одинакова. Важным преимуществом метода является его хорошая переносимость, возможность проведения лечения в амбулаторных условиях, отсутствие необходимости в применении дорогостоящих методов контроля за ходом лечения, отсутствие гиперстимуляции яичников. Вместе с тем, спектр нарушений, эффективно корригирующихся введением гонадолиберина, ограничен по сравнению с использованием ЧМГ.

Приводя наиболее типичные схемы индукции овуляции следует подчеркнуть, что они должны модифицироваться в зависимости от особенностей каждой конкретной ситуации и характера фолликулогенеза в яичниках.

Эффективность лечения ановуляторного бесплодия в зависимости от форм эндокринных нарушений и методов индукции овуляции показана в таблице 2.

Таким образом, эффективность лечения эндокринного бесплодия достаточно высока. Успех зависит от раннего выявления, правильного установления уровня повреждения, определения функциональных резервов репродуктивной системы, адекватно проведенного подготовительного этапа лечения, выбора оптимальной схемы и индукторов овуляции, осуществления динамического клинико-лабораторного контроля во время проведения циклов стимуляции.

Таблица 1.Клинико — патогенетические формы нарушений
при ановуляторном бесплодии у женщин (n=732) >>>

Таблица 2.Эффективность лечения эндокринного бесплодия в зависимости от формы нарушения и метода лечения >>>

Статья опубликована в журнале «Фармацевтический вестник»

источник

Лекарственное взаимодействие

  • Антациды (препараты, снижающие кислотность желудочного сока) снижают всасывание глюкокортикоидов, принимаемых внутрь.
  • Барбитураты, Дифенин, Гексамидин, Карбамазепин, Рифампицин, Димедрол ускоряют метаболизм (превращения) глюкокортикоидов в печени, а Эритромицин и Изониазид замедляют его.
  • Глюкокортикоиды ускоряют выведение из организма Бутадиона, салицилатов, барбитуратов, Дигитоксина, Дифенина, Пенициллина, Изониазида, Хлорамфеникола.
  • Глюкокортикоиды при совместном приеме с Изониазидом могут вызывать нарушения психики; с резерпином – депрессивные состояния.
  • Трициклические антидепрессанты (Амитриптилин, Коаксил, Имипрамин и другие) в комбинации с глюкокортикоидами могут вызвать повышение внутриглазного давления.
  • Глюкокортикоиды (при длительном их приеме) усиливают эффективность адреномиметиков (Адреналин, Дофамин, Норадреналин).
  • Теофиллин в сочетании с глюкокортикоидами способствует появлению кардиотоксического эффекта; усиливает противовоспалительный эффект глюкокортикоидов.
  • Амфотерицин и мочегонные препараты в сочетании с кортикостероидами повышают риск возникновения гипокалиемии (снижение уровня калия в крови) и усиление мочегонного действия (а иногда задержка натрия).
  • Совместное применение минералокортикоидов и глюкокортикоидов усиливает гипокалиемию и гипернатриемию. При гипокалиемии возможно появление побочных эффектов сердечных гликозидов. Слабительные средства могут усиливать гипокалиемию.
  • Непрямые антикоагулянты, Бутадион, Этакриновая кислота, Ибупрофен в сочетании с глюкокортикоидами могут вызвать геморрагические проявления (кровоточивость), а салицилаты и Индометацин – образование язв в органах пищеварения.
  • Глюкокортикоиды усиливают токсическое действие на печень парацетамола.
  • Препараты Ретинола снижают противовоспалительный эффект глюкокортикоидов и улучшают заживление ран.
  • Применение гормонов вместе с Азатиоприном, Метандростенолоном и Хингамином повышает риск развития катаракты и других побочных реакций.
  • Глюкокортикоиды снижают действие Циклофосфана, противовирусное действие Идоксуридина, эффективность сахароснижающих препаратов.
  • Эстрогены усиливают действие глюкокортикоидов, что может позволить снизить их дозировку.
  • Андрогены (мужские половые гормоны) и препараты железа усиливают эритропоэз (образование эритроцитов) при комбинации их с глюкокортикоидами; снижают процесс выведения гормонов, способствуют появлению побочных эффектов (повышение свертывания крови, задержка натрия, нарушение менструального цикла).
  • Начальная стадия наркоза при применении глюкокортикоидов удлиняется и сокращается продолжительность наркоза; дозы Фентанила уменьшаются.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Знания
Adblock
detector